Окруженные

0
677

Мы живем в резервации. Большинство жителей Красной Поляны этого не ощущают, но люди, ведущие активный образ жизни, в курсе, что в сторону от поселка нельзя шагу ступить от дорог общего пользования.

Для этого либо надо заплатить денег, либо выправить пропуска, либо это частная территория, на которую доступ запрещен, либо «литерная территория».

Этот материал подвигла меня написать встреча с Алексеем Митрофановым на лекции «Туристические возможности в Кавказском Заповеднике, маршруты, объекты, особенности посещения особо охраняемой территории». Это в начале туристического сезона традиционное ежегодное мероприятие, на котором можно подробно узнать о правилах посещения Кавказского Биосферного заповедника, маршрутах и прочих полезных знаниях при походах в горах.

Новая граница заповедника проходит по границе Красной Поляны и практически лишает доступа жителей в лес. Понятно, что природная среда заповедника испытывает давление под туристическим трафиком, что деньги, получаемые за пропуска, каким-то образом идут на компенсацию этих последствий и на улучшение туристической инфраструктуры на маршрутах внутри заповедника. Но почему   жесткий порядок заповедника делает преступниками жителей, которые традиционно ходят на «Купальню», на кругозор Ефремова, на виа-феррату горы Сосновой или гуляют по Греческому отрогу от Рыбино?

Ведь по сути это прогулочные тропы на 1-2 часа променада, никак не связанные с туристическими маршрутами. И всегда бывшие доступными для местного населения.

Почему нельзя сделать посещение этих мест по паспорту с местной регистрацией? Или вопрос, который я поднимаю второй год: Почему в Заповеднике нет льгот для местных жителей на пропуска? Во всем мире аборигены пользуются приоритетными правами на земли, близ которых они проживают.

Или сделать заповеднику сезонный пропуск для всех или хотя бы для местных.

Следующая большая зона ограничений – пограничная. Хоть ее посещение и не требует денежных затрат, но своих приехавших родственников или друзей ты уже спонтанно не поведешь на Безымянный водопад, не покатаешь по Аибгинскому шоссе, не сводишь на озеро Кардывач и даже на ближние Пслухские нарзаны, тебя не пустят без российского паспорта даже по правам.

Ситуация с пограничной зоной осложняется еще и тем, что неизвестны ее очные границы, а только населенные и географические пункты, для которых требуется пропуск. А ведь есть еще буферная зона, в которой необходимо иметь с собой паспорт РФ. И, похоже, расположение пограничной зоны является большой военной тайной. Вот и как же ее не нарушать?

На фоне этих больших закрытых зон поборы на шлагбаумах Сочинского Национального парка не так уж и критичны, хоть и неприятны.

Есть и еще пункты, которые стали запретными для жителей Красной Поляны: «Краснополянское Море» (БСР Краснополянской ГЭС) в прошлом популярное место отдыха краснополянцев, «Царский домик» и главное – Беседка над поселком -лучшее романтическое место и восточный кругозор, нет популярной некогда тропки от базы МО «Красная Поляна» через Царский домик, беседку на Красную Поляну, путь через плотину Краснополянской ГЭС, разрушен Греческий мостик – последние 2 объекта по сути отрезали жителей от левого берега Мзымты.

Проезд на хребет Псеашко только по пропускам. Хотя всю жизнь эта дорога была общедоступна.

Останется ли эта резервация в Красной Поляне навсегда? И кто может ответить на этот вопрос?

P.S. Меня упрекают в том, что поднимая важные вопросы, я не пишу конкретного их решения. В этом письме из краснополянской резервации я КОНКРЕТНО предлагаю:

— сделать проход на Купальню, виа-феррату и кругозор Ефремова бесплатным для всех;

— переход через плотину на левый берег (ул. Плотинная) для жителей Красной Поляны;

— вход в пограничную зону для жителей Красной Поляны без пропуска;

— сделать Беседку (Царский домик) и проход с МО на Красную Поляну доступным для всех.

Редактор «Краснополянской Правды» Александр Курбангалеев