Магнит наших душ

0
439

У нас разные судьбы, возраст, профессии, характеры. Но есть общее, что нас объединяет – мы оказались в Красной Поляне и тут живем.

В Поляну понаехало много человечества и коренного населения (аборигенами я считаю родившихся в Красной Поляне во втором поколении).

Статистика говорит, что в 1926 году в Красной Поляне проживало чуть больше 1200 человек, в 2008 году – почти 4000 человек, а в 2017 – 4709 человек.

Но, как известно, статистика – вещь лукавая. Впервые я был в Красной Поляне в 2002 году и смело могу сказать, что домов в Поляне стало в 3-4 раза больше. Причем если в 2002 была одна пятиэтажка, то теперь и 6-этажки имеются в ассортименте. И неофициальная цифра в 10 000 с гаком не кажется преувеличенной, а, скорее, преуменьшенной.

Кто и зачем приехал в Красную Поляну?

Наверное, это не так уж и важно. Есть тенденция среди моих знакомых – они не могут сформулировать зачем они здесь. Они погружены в чувство душевного комфорта и внешнего идеала. Зачем ломать голову «Отчего мне так хорошо?».

И все больше людей «зимней специализации» остаются здесь на лето, не смотря на дороговизну съемного жилья и практически отсутствие работы летом.

И что же так манит в эти края людей?

Я много, где побывал: и в России, и «за бугром». Европа оставила меня абсолютно равнодушным. Восхищаясь горами, идеализированными городами, кристальной чистотой, я и не мыслил, что хотел бы тут жить.

И даже лучшее, по моему мнению, место – Шамони — не разбудило во мне переселенческих мотивов.

И только в Чили меня первый раз торкнуло – всеобщий пофигистически-раздолбайский стайл населения вкупе с невероятными ландшафтами родил мыслишку: «А вот бы…». И я даже что-то там узнавал на тему эмиграции.

Второй рецидив случился в Новой Зеландии: есть у них второй по величине горнолыжный городок «Ванака» с одноименным озером. Как они его неофициально называют «Новозеландское Шамони». Горнолыжная столица – Квинстаун, соответственно считается «Монако Нью Зиланд».

В немалой степени способствовало новозеландскому «обострению» катание на горнолыжном курорте «Требл-Коун» с официальной зоной оффписта. Я даже в социальных сетях в группы по эмиграции в Новую Зеландию зарегился. Но как-то быстро остыл после общения с местными соотечественниками. Но до сих пор считаю южный остров Новой Зеландии лучшим местом для длительной поездки и летней «зимовки».

И вот, в теперешней жизни я иногда просыпаюсь с мыслью: «Боже, если ты есть – спасибо, что поселил меня здесь!». Иногда до слез прошибает осознание счастья. Хотя в сентиментальности замечен не был…

Наверное, все-таки горы дают мне суперпозитивный настрой. Неделя без подъема на Гору — это минус в карму. И не мешает мне черпать энергетику и позитив ни толпы отдыхающих, ни испещренные шрамами «технологичек» склоны, ни общий фон техногенки. Хотя, конечно, на «диких» склонах «приход» на порядок выше.

О, Боже, спасибо тебе!

Редактор «Краснополянской Правды» Александр Курбангалеев