Князьям охота на охоту

0
214

О том, что сегодня охотиться на заповедных землях — нельзя, знают все. А вот, о том, что именно охотники стали «родоначальниками» Кавказского заповедника, помнят не многие. Началось все с увлечения. Во все времена представители царских домов интересовались охотой. Не был исключением и дом Романовых.

После окончания Кавказской войны огромная часть земель в горах оказалась заброшенной. Лесом заросли аулы, разбросанные по труднодоступным долинам горных рек, одичали фруктовые сады.  В условиях полного безлюдья в этих местах начал множиться зверь. Постепенно слухи об этом таинственном охотничьем «Эльдорадо» стали проникать в Тифлис, где находилась резиденция наместника Кавказа Великого Князя Михаила Николаевича Романова. Шесть его сыновей были страстными охотниками, по их инициативе и была организована Кубанская охота. Границы арендованного участка проходили: на юге-по Главному Кавказскому хребту, составляющему границу между Кубанской областью и Черноморским округом, на востоке-по реке Большая Лаба, на западе-по реке Белая, а на севере-вдоль передового хребта по линии селений Хамышки-Новопрохладное-Псебай.

Место было избрано знатоком Кавказа, управляющим охотами Францем Иосифовичем Кратким. В 1887 году он исследовал Большой Кавказский хребет от верховьев реки Большая Лаба до реки Белой. В своих записках он писал: «Во время моего путешествия по северному склону в 1887 году, я находил следы зубров в истоках Большой Лабы, в долине Закан, у Горько-соленого источника близ впадения реки Умпир в реку Малую Лабу; я видел семь свежих зубровых следов на реке Алоус; и под горой Пшекиш мне пришлось видеть его следы». Результатом этого путешествия было заключение с Кубанской Радой контракта на исключительное право охоты Императорскими Высочествами на Северном склоне Большого хребта на площади около 480.000 десятин.

Начало Кубанской охоте было положено в 1888 году. Великие Князья Петр Николаевич и Георгий Михайлович охотились с 14 по 31 августа между рекой Кишой и рекой Уруштеном, перевалили через  перевал Псеашхо на южный склон и спустились к Красной Поляне. Убито было: 1 тур, 11 серн, 1 олень, 1 красный козел и 2 медведя. Убедившись лично в невероятном обилии дичи в пройденных ими горах,  князья ознакомились и со всеми трудностями охоты в этих местах, главными из которых были отсутствие сносных путей сообщения. Удостоверившись также в некоторых недостатках организации охоты, они наметили обширную программу основательного устройства Кубанской охоты. Но из-за тяжелой продолжительной болезни Георгия Михайловича, а позже и Петра Николаевича им пришлось на неопределенное время отказаться от задуманного.

Кубанская охота была фактически заброшена до тех пор, пока в 1892 году право на пользование не было приобретено Великим Князем Сергеем Михайловичем. Впечатления, испытанные князем от Кубанской охоты, обеспечили ее дальнейшее процветание. Великий Князь приказал немедленно приступить к разработке новых троп и дорог, постройке новых бараков в лагерях, а также к устройству новых лагерей. Также был изменен период охоты на более поздний срок, так как желательно было, чтобы он совпадал со временем рева оленей — началом сентября. Решено было изменить и способ производства охоты, отдавая предпочтение охоте с подхода вместо охоты загонами, дававшей не всегда хорошие результаты в лесной местности.

В первой охоте, состоявшейся в 1894 году, Великий Князь пригласил принять участие графа Владимира Александровича Шильдера, служивший в то время адъютантом и выступившего в качестве незаурядного летописца. Воспоминания Шильдера отличаются не только непревзойденными по красоте описаниями богатейшей природы горных ландшафтов, очерками отдельных видов диких обитателей этого края, но и множеством ценных исторических, археологических сведений и, наконец, полны духом эпохи, впитавшей в себя большие и малые свершения истории Кавказа.

Свои воспоминания Владимир Шильдер начинает с трагической кончины управляющего Кубанской охотой Михаила Носко. За шесть лет усердной и добровольной службы в этой должности он снискал общее уважение и симпатию. После службы и страстно любимой охоты интересы Носко в забытом Псебае были сосредоточены на семье-жене и трех летней дочери. Отличная наездница, госпожа Носко принимала участие в охоте. 24 мая 1984 года супруги Носко, веселые и счастливые, отправились на Большую Лабу для осмотра работ по устройству тропы, вместе с тем Носко рассчитывал поохотиться по пути на медведей. Из-за предосторожности Носко нес ружье на погонном ремне за плечами. Но по нелепой случайности при падении на спину, ружье выстрелило и смертельно ранило супругу. Носко не вынес потерю любимой жены и после распоряжений об имуществе, застрелился.

Управление Кубанской охотой было временно передано старшему в команде охотников Никите Щербакову, который с успехом довел до конца все работы в горах. Начало охоты было намечено на 25 августа. Для этого из Армавира было командировано в Псебай 34 казака Екатеринодарского полка, атаман из станицы Андрюковской поставил 12 верховных и 26 вьючных наемных лошадей и нанял 27 человек для сопровождения вьюков, пастьбы табуна, убойного и дойного скота. Атаман Псебайской станицы развез заранее в назначенные 6 лагерей на 18 вьючных лошадях запасы провизии. Каждый лагерь охранялся отдельным сторожем. Кроме того, было нанято еще 2 проводника для доставки из Псебая свежего хлеба, масла и других продуктов для кухни на протяжении всей охоты. Всего в охоте участвовало шесть человек, включая  Великого Князя Сергея Михайловича. В отряде был и препаратор из музея Императорской академии наук для собирания отсутствующих в музее образцов кавказкой фауны. А в общей сложности в охоте было задействовано 99 человек. Главным трофеем охотников должен был стать зубр, однако добыть его не удалось. Добычей стали 3 тура, 9 оленей, 11 серн, 2 свиньи, 1 медведь и 1 горный тетерев.

Сразу же по окончании охоты, для лучшего ее обеспечения от покушений браконьеров, Великий Князь приказал увеличить команду на два человека. Также Великий Князь разделил ближайший надзор за охотой, так как одному старшему невозможно было поспевать за дальностью расстояний всюду. Великокняжеская Кубанская охота сыграла решающую роль в сохранении на рубеже 19-20-го века аборигенного зубра. В Западной Европе к этому времени эти животные были истреблены. Кубанская охота не без потерь, но пережила и Первую Мировую войну, и лихолетье гражданской. Простые люди – егеря и лесничие – верные идее сохранения живой природы Кавказа, сохранили эти места и их обитателей при крушении Российской Империи и её царствующего дома Романовых.

Даниэлла МОСКАЛЕНКО.