«Люди не могут любить природу, не имея возможности ее посещать»

0
26

Организаторы международной конференции «Экологический туризм: глобальный вызов и открытие России» пригласили принять участие в конференции. Я смог участвовать в работе конференции в течении первых двух дней.

У меня сформировалось стойкое впечатление, что конференция — это мирные переговоры между двумя противостоящими державами — ООПТ (особо охраняемые территории –заповедники, национальные парки) и туристическим бизнесом. А иностран- ные участники, уже давно прошедшие через эту «войну» — посредники/тренеры. Причем, как ни странно, позиция ООПТ более гибкая, а биз-
нес ничего особо конструктивного (за редким исключением) не предлагает.

Бизнес пытается использовать экологический туризм как троянского коня, для более глубокого проникновения на территории ООПТ. А последние не видят особой разницы между обычным туризмом и экологическим. И считают своей главной задачей ограничение человеческого воздействия на природу, но готовы идти на мелкие компромиссы.

Была и третья сторона — российские чиновники и «слуги народа» из Государственной Думы. Именно в их силах изменить ситуацию к лучшему. Но от них исходили в основном длинные гладкие речи без конкретики и реальных предложений — в стиле: «Мы готовы… Давайте…», и т.д. и т.п. «Бла-бла-бла» и ничего более.

Особо отмечу отсутствие представителей Министерства природных ресурсов, в ведении которых находятся ООПТ, на территории которых и должен формироваться экологический туризм.

Я специально ушел от репортажного освещения конференции и выражаю свою личную позицию жителя и патриота Красной Поляны. Мои самые сильные впечатления —
хиты:

Выступление генерального директора ГК Роза Хутор Сергея Бачина:

«Особо охраняемые природные территории в России должны быть доступны для ответственного посещения. Как показывает мировой опыт — это оптимальная стратегия для популяризации и поддержания заповедных территорий как общенациональных ценностей».

«… на вопрос из газеты Краснополянская правда я так отвечу: вы много, что увидите через три года. Я думаю, что через примерно 5–7 лет никому не придет в голову задать вопрос: будет ли у нас. как в Щвейцарии. Я думаю, что будет лучше!»

«… — экологического туризма в России нет — нет единого мнения и формулировок. Каждая сторона этого процесса трактует это понятия по-своему и в своих интересах».

Выступление директора Биосферного Заповедника Сергея Шевелева:

«…у моих сотрудников зарплата 7000 рублей, у меня 23 000 (или около того) и мы свою работу не ради денег делаем, а по зову сердца и души, и премии нам не нужны.»
Модератор: «В чем секрет вашего успеха? На ваш взгляд почему у нас не выстреливают многие подобные организации?

 «Просто одно слово «желание» — всё! Больше ничего!»

Ведущий исследователь National Geographic Энрик Сала:

«Экологический туризм дает 10$ на один, вложенный государством для создания инфраструктуры. Если вы убьете волка, то, в лучшем случае, сможете продать его шкуру, а вот если сфотографируете, покажете туристам и пригласите их в национальный парк, в тот же Йеллоустоун, то ваш заработок будет гораздо больше. За последний год национальные парки США посетило 311 миллионов гостей, они принесли $36 млрд».

В тоже время, по словам главы Ростуризма Олега Сафонова, в национальных парках России побывало 11,8 млн человек. Перефразируя докладчика: национальные парки США за год посетило больше людей, чем все население России. Выручка от деятельности Национальных парков США в 2,5 раза больше, чем продажа Россией оружия ($36 млрд против $14). Это к мифу, что экотуризм — убыточное занятие. Получается, что выгодней его — только торговля наркотиками и продажа оружия.

Руководитель «Ростуризма» Олег Сафонов:

«Сегодня мировой туризм показывает высокий рост — на 6,7 процентов в год, при том, что мировая экономика растет лишь на полтора процента. Доля туризма в ВВП России возросла с 1,5 процентов до 3, 47. Однако за рубежом этот показатель составляет 10 процентов».

«Суммарный поток экотуристов на 78,5% больше по сравнению с 2014 годом, однако, его абсолютная цифра в масштабе страны невелика. Только один Йеллоустонский национальный парк в США ежегодно посещают 5 млн туристов».

Михаил, участник конференции:

«Экотуризм. Главная беда, что никто не знает, что это за продукт их окружает, и как им пользоваться. Иногда своими «организациями» и «строительством» рубят сук, на котором сидят. Побережье Сочи получило мощную «организацию» и потеряла минимум
треть эко-продукта, ради которого все строили».

Местный колорит: Экскурсия «по-адлерски» — 3 часа на дорогу в Мацесту, 40 минут экскурсия, и «на этом мы прощаемся — меня ждет следующая группа»;

Владимир Захаров, Центр устойчивого развития и здоровья среды:

«А что такое экотуризм? Это и общение с природой, и соблюдение правил, и мощный сектор развития экономики и бизнеса «В 2017 году заповедники нашей страны посетили 11,8 млн российских и иностранных туристов. Еще 544 тыс. туристов побывали в национальных парках».

Я не смог всю конференцию высидеть: участие в конференции — занятие утомительное, особенно, пленарные сессии. Это удел профессионалов. Зачастую речи повторяли друг друга. Такое ощущение, что многие участники строили свои спичи и презентации по единому образцу, скачанному из интернета. Тем не менее, польза от конференции огромная — наконец-то на одной площадке собрались заинтересован-
ные стороны вне ведомственных конгрессов и поговорили между собой.

Услышали ли они друг друга?

Автор: Александр Курбангалеев