Повелитель снега — дядя Леша

0
124

Снег уверенно покрыл горы Красной Поляны, а курорт «Роза Хутор» назвал официальную дату открытия сезона катания — 14 декабря. Обрадовались снегу многие. Мы же решили рассказать о краснополянце, для которого зима — работа. Знакомьтесь, лавинщик Леонид Андреев, известный как «Дядя Леша». Дело со снегом он имеет уже почти полвека.

— Когда все началось?

— Ну, тебя тогда еще не было! Это сейчас мне 70, а когда-то и я был маленьким. В 1970-х я очутился в районе Приэльбрусья, родители переехали. Делать там, как понимаешь, было особо нечего. Вместе с местными парнями я начал заниматься альпинизмом, заслужил звание «мастер спорта СССР». Я тогда вообще работал на вольфрам-молибденовом комбинате, оборщиком уступов, ну и в качестве общественной работы помогал спасателям. Зимой на смену альпинистам, горнолыжники приезжали. Летом мы спасали терпящих бедствие альпинистов и туристов, а зимой вытаскивали лыжников — то с Эльбруса, то с Чегета. А где горы, там снег и лавины. И начал снег нас пугать, — рассказывает Дядя Леша.

Стал Леонид Андреев в теме снега разбираться, интересоваться структурой покрова, его состоянием на склонах. С ребятами искали и разрабатывали способы безопасного передвижения по лавиноопасным склонам. Интересовались этой проблемой у специалистов, кто работал на базе МГУ, что на поляне Азау. Добрались аж до профессоров гляциологии. Ну а позже перестройка началась. И в начале 90-х годов переехал Дядя Леша в Красную Поляну.

— Тут тогда обычный поселок был, свиньи да коровы. Как раз в те времена началось  строительство канатных дорог будущей «Альпики Сервис». Я работал в местном МЧС, мы помогали строящемуся курорту с обеспечением безопасности на трассах. Позже меня пригласили работать на «Альпику Сервис», в качестве руководителя по эксплуатации горнолыжного комплекса. В то время еще не было четвертой канатно-кресельной дороги на гребень Аибги, ее только начали строить.

Соответственно не было и никакой противолавинной защиты. В середине сезона 2001 года, после продолжительных снегопадов, по всей зоне ответственности курорта сошли мощнейшие лавины. И, мы, естественно, сделали выводы о необходимости проведения ряда противолавинных мероприятий. У нас в стране и раньше противолавинные системы были — зенитные орудия, снарядами стреляют. Мы же стали думать, а есть ли что-то более удобное и безопасное? Ведь в наших условиях низких высот и близости государственной границы, применение военизированных отрядов неприемлемо, — поясняет Леонид Андреев.

Нашли господина Шипперса, того самого, который противолавинную установку «Газекс» изобрел. Позвали его в Поляну, познакомились. А затем закупили первые установки. Пушка (эксплодер) такой установки работает за счет применения двух газов — кислорода и пропана. Когда газы поступают из хранилища в пушку и смешиваются, электрическая искра вызывает мгновенный взрыв смеси. Происхо-
дит сейсмический удар по грунту, а взрывная волна идет в направлении лавинного очага. Очень эффективная система. Это и относительно безопасно, и экологически чисто, ни ракет тебе нет, ни осколков. Не надо, как говорится, с «ручной гранатой» на снег бросаться.

— В 2009 году меня пригласили на работу на «Роза Хутор» в качестве начальника отдела активных воздействий, где я работаю и по сей день. Сейчас на курорте есть весь необходимый арсенал средств борьбы с лавинами: система «Газекс» состоит из 17 шелтеров (хранилищ) и 68 пушек, есть пневматическое орудие «Аваланчер», его используем в тех очагах, где нет стационарных пушек, ну и ручные заряды, конечно, в дело идут. Мы постоянно общаемся с профессионалами из Давоса, там находится институт снега, который специализируются именно на лавинах. Так что могу точно сказать, все самое передовое мы у них взяли, — рассказывает Дядя Леша.

К снегу лавинщик относится как к живому существу. Действительно, лег, повернулся. Однажды Дядю Лешу и самого лавина поучила, когда молодой еще был. Не сильно так закрутила, лыжи сорвала. Ребята помогли выбраться. Снег показал свою силу.

— Так зачем вообще лавины спускать? Да, чтоб кататься было безопасно. Лавины они всегда по определенным путям сходят. Если положено ей сойти по этому склону раз в сто лет, она непременно будет. На «Альпике» мы однажды лавину спустили — тысяч 300 кубов, так она канатную дорогу смела, железные опоры как спички поломала. Так вот для того, чтобы подобного не происходило и надо лавины упреждать. Сейчас, конечно, уже все пути схода лавин изучены, математически просчитаны, — поясняет лавинщик.

На «Роза Хутор» установлены восемь автоматических метеостанций. Дежурная смена лавинщиков постоянно находятся «в поле», мониторит состояние снега. Состояние покрова зависит от температуры воздуха и снега, типа осадков и их количества, направления и силы ветра, влажности и многих других параметров. Все собранные данные анализируются. Если есть опасность — склон для туристов тут же закрывается. Даже днем, когда люди катаются. Лавины спускают, когда в опасной зоне никого нет. Вообще, самое сложное в работе лавинщика — предугадать, не дать снегу обмануть тебя, так что часто и «на холодную воду» приходится дуть, лучше перестраховаться.

— Официально профессии «лавинщик» в трудовом законодательстве страны нет. Правильно называется — инженер противолавинной службы. На курорте «Роза Хутор» есть отдел активных воздействий на лавины. Вот я им и руковожу. В отделе нас — пять человек. А вообще, наука по лавинам — серьезная. В МГУ на географическом факультете учат — специальность «Гляциология». В Санкт-Петербурге есть университет, где также преподают гляциологию. Но редко кто в лавинщики идет. Желание нужно для этого огромное, любовь к горам что ли. Это набор различных знаний и навыков. Ведь необходимо и на лыжах уметь стоять хорошо и грязной работы не бояться. Вот и наберется лавинщиков, наверное, человек 100 на всю страну, — рассказывает Леонид Андреев.

Хватает работы у лавинщиков и в теплый период. Надо подготовить всю матчасть, а потом следить внимательно, как снег горы покроет. В прошлом году хорошо лег, всю зиму почти «простоял», только к весне стали чаще лавины «спускать».

— Сейчас к сезону готовимся, вводим в работу противолавинные системы. На «Роза Хутор» — 17 специальных резервуаров. Доставить грузы к ним только на вертолете можно. Во всех нужно к сезону катания заменить кассеты с кислородом, заполнить их, они всю зиму работать будут. Как только одна кассета заканчивается, газ из другой подается. Наша задача, чтобы все противолавинные пушки, которые установлены на курорте были готовы к работе, — делится Дядя Леша

Есть на курорте еще противолавинные дамбы, лавинорезы, которые сход снега направляют, снегоудерживающие заборы. Все это необходимо проверить, построить и ввести в работу.

— Мы и свою «разработку» внедрили. Придумали, как бороться со снежными карнизами, которые над трассами собираются. Запускаем туда экскаватор, и он все эти карнизы убирает. Под это дело мы и специальный патент получили. А специалистов таких по «козырькам» в стране всего два. Оба у нас, на «Роза Хутор» трудятся, — поясняет лавинщик Леонид Андреев.

Услышав вопрос про пенсию, Дядя Леша смеется. Пока здоровье позволяет, обещает
работать. На пенсии же только и остается, что здоровьем заниматься. А пока лавинщика можно часто увидеть рядом с молодыми коллегами на горных склонах.

— Я и сам с парнями из отдела в горы выхожу, и за снегом смотрю, и работников проверяю, ну и гайки, где надо подкрутить могу. Мы ж работаем для того, чтоб вы безопасно катались, — улыбается Дядя Леша.

Беседовала Карина Кондратова